Интервью с Bill Patrick
 1537
jennie mixtura.org


Где ты сейчас и где провел уикенд?

— Прямо сейчас я еду в поезде из Берлина в Амстердам. Сиденья такие неудобные, как будто сидишь на бетоне. Собираюсь увидеться с друзьями и сходить на ADE. Не поверишь, я никогда не был в Амстердаме, так что предвкушаю.

Уикенд провел в Бухаресте, играл с Сетом и Шауном в новом клубе Kristal. В Румынии всегда сильные вечеринки, но это была особенная, потому что мы выступали вместе. К сожалению, Шауну нужно было утром собираться на День рождения Fabric, но мы с Сетом вытянули афтерпати вдвоем, играли до 5 дня или около того. Это в порядке вещей в Румынии. Бесконечно люблю Cata, George, Denise, Alin и вообще всех в Sunrise, кто запускает эти чудесные тусовки.

Ты только что вернулся из продолжительного тура. Где побывал, что-нибудь особенное происходило?

— Это была серия событий в Штатах, которую завершал фестиваль Burning Man. Четыре выступления подряд: Нью-Йорк, Чикаго, Детройт, Сан-Франциско. Сразу после — в дом на колесах и на Burning Man. После этого безумия в пустыне у меня было еще две даты в Мексике.

Что особенного? Burning Man это всегда что-то нереальное. В этом году было супер — мы держались вместе с нашими друзьями из Wolf + Lamb, а они всегда очень удобно устраиваются. Плюс в компании были еще новые люди, а показывать кому-то Burning Man в первый раз, занятие из приятных. Я наверное их только запутал. Моя идея была в том, что нужно просто перемещаться, интуитивно ориентируясь на цвета и звуки в этом волшебном мире в центре пустыни.

Я видела как ты играл на Burning Man, не сказала бы, что ты был в восторге.

— Да. Я играл для Robot Heart в их сумасшедшем автобусе. Год назад у них были проблемы со звуком, но они все настроили и, я думаю, сейчас это лучшая саунд-система на всем фестивале. Кажется, я должен был играть еще где-то на следующее утро, но втиснуть это в расписание не получалось. Вообще, на Burning Man все протекает очень расслабленно и я не особо стремлюсь играть везде, просто потому что есть куча более интересных вещей. Я диджею круглый год, а Burning Man для меня это как отпуск, и тут хочется не нагружаться, а просто расслабиться и наслаждаться каждым моментом, не волнуясь, что нужно что-то делать "по работе".

Когда ты жил в Нью-Йорке, ты же делал собственные вечеринки?

— Да, я был одним из создателей вечеринок, которые назывались Robots. Мы запустили еженедельные пати под одним рестораном в East Village. Место было человек на пятьдесят, но все пошло очень неплохо и временами к нам втискивалось по двести человек, что было уже не так комфортно. Мы задумались над местом побольше, и так получилось, что Cielo как раз предложили нам ежемесячную вечеринку. Так что мы переехали туда. Вечеринки продолжались три года, за это время нам удалось пригласить изрядное число фантастических гостей, многие из которых до этого никогда не выступали в Нью-Йорке. Так что, я бы сказал, мы оставили отпечаток на этой техно-сцене.

Когда это было?

— 2003 — 2007. Черт, это получается 5 лет. Ого. ОК, значит, два года было в Cafe Deville, а потом три в Cielo. Все вечеринки можно посмотреть на wearerobots.net. Иди в раздел Archive, там флаеры — наш дизайнер делал невероятные вещи.

Почему ты перехал в Berlin?

— Ну, это решение нельзя назвать нестандартным, я принял его из профессиональных соображений. Мой партнер по Robots переехал в Лондон по семейным причинам, и мы окончательно решили прекратить эти вечеринки. Все шло очень неплохо, но я знаю, что это был правильный момент — я сторонник того, чтобы завершать вещи, когда они на высоте. Не важно, клуб это, вечеринка или карьера. Протаскивание, вымучивание еще нескольких долларов или минут славы — всегда плохая идея. Тебя всегда запомнят по последнему из того, что тобой сделано. Так что когда вечеринка закончилась, я оглянулся на свою жизнь и понял, что Нью-Йорк больше не для меня. Я вырос и прошил здесь всю свою жизнь. Но вещи меняются и люди двигаются дальше. Многие из моих друзей переехали в Европу и чувствовали себя просто прекрасно. Берлин был для меня очевидным решением, по вполне очевидным причинам. Но самым важным для меня было то, что мои друзья: Seth Troxler, Ryan Crosson, Shaun Reeves, Lee Curtiss, Butane,— все они жили в Берлине. А значит, переезд был великолепной возможностью в итоге оказаться всем в одном месте: жить, работать, делать что-то особенное. Вдохновение приходит ко мне благодаря друзьям и тем вещам, которые мы делаем вместе. Нью-Йорк навсегда в моем сердце, это мой дом, но я счастлив в Берлине и абсолютно уверен, что переезд был правильным шагом. К слову, мы никогда не зарабатывали на своих вечеринках, а слава вообще никого не интересовала.

А как получилось, что вы с Сетом, Райаном и Шауном стали друзьями?

— Все довольно размыто, мне кажется, все началось лет пять назад на одной вечеринке в Вильямсбурге. Эти товарищи играли на ней, а мы с другом выбрались, потому что был хороший летний день и я слышал, что возможно будет неплохая музыка. Был без понятия кто же это заявлен. Помню, как только меня представили Сету, его тут же вырвало. Я сразу понял, что мы друзья навсегда. Райан был пьян примерно так же и был одет в розовую рубашку, которая гармонировала с цветом его сгоревшей на солнце кожи. Ли Куртисс тоже был там, помню как подумал: "Ого, вот это членоголовый". Он держался сверхнадменно и вел себя как полный идиот. Это как раз то, что я научился в нем любить позже. Шауна там не было, мы познакомились год или два спустя в Берлине. Очень скоро стало ясно, что мы будем очень близки друг другу и должны проводить как можно больше времени вместе. Из-за них я, по сути, и переехал в Берлин — решение, о котором я никогда не жалел. Ну может быть, жалел пару раз, но этих людей я люблю. Некоторых больше чем других и немного по-другому, но, в итоге, все это — одна огромная чаша настоящей мужской любви.

Почему ты не пишешь музыку сам?

— Я думал об этом, поверь. Основное, я ленив и быстро теряю концентрацию. Я работал в студии несколько раз, но интерес к процессу быстро пропадал, я остывал еще на стадии работы с семплами. Но я собираюсь к определенному времени заняться написанием музыки. Мне нужно просто взяться. Уверен, что овладев нужными программами, я соединю воедино нужные вещи. Я знаю музыку, знаю как она устроена, я просыпаюсь утром с головой полной полностью готовых треков, которые никогда до этого не существовали. То есть все уже есть, нужно только найти способ извлечь это. Не самая легкая задача. Пока не знаю даже, какую именно музыу я буду писать. Чувствую в себе влечение к амбиенту, саундскейпингу, экспериментальным вещам. Philip Glass, Michael Nyman, Aphex Twin, Brian Eno, в этом направлении. Это большие таланты, не нужно думать, что я ожидаю запустить Ableton и выдать на ходу следующий альбом Selected Ambient Works. Вероятно, мне нужно удалить мой аккаунт на фейсбуке, а также емейлы и скайп. Тогда, может быть, я смогу, наконец, сделать что-то. Хотя будь уже наготове, мы с Aja запускаем новый проект под названием White Wine. Мы, короче, ворвемся в мир музыке, перевернем все. Или не так, мы пока не решили в каком направлении будем двигаться.

Твое настоящее имя William Gargiulo. А откуда взялось Bill Patrick?

— Секрет раскрыт. Я оказался американцем итальянского происхождения, а не ирландцем с прикольным двойным именем. В детстве меня часто звали Билл, хотя при рождении дали имя Вильям. Патрик это мой миддл-нейм. Я решил, что Bill Patrick будет легче запомнить, чем William Gargiulo. Может, если я начну писать настоящую музыку, то буду использовать свои имя и фамилию. Не знаю, чем они более настоящие, вроде звучат экзотичнее? Хотя я мог это все сам себе придумать. William Gargiulo подходит для итальянского оперного певца — очередной виток моей музыкальной карьеры после диджеинга.

Сейчас у тебя играет какая-нибудь музыка?

— Конечно играет. Я слушаю музыку постоянно. Прямо сейчас я на дабстепе в духе Mount Kimbie, Pangaea и нового альбома James Blake, который просто супер. Последний альбом Arcade Fire очень крут. На повторе у меня уже какое-то время. Fleet Foxes, The Morning Benders, Marine Girls, Forest Swords, Deerhunter вот еще имена. Из хаус / техно: Maya Jane Coles и наши друзья Karm и Matteo, они пишут под моникером Tale of Us. Не пропусти их новый релиз, который выходит на Visionquest.

Хотел бы ты что-нибудь изменить в своем образе жизни?

— Хороший ворос. Сложный. Я бы сказал, мой образ жизни мог бы быть немного более здоровым. Знаю, я живу слишком безрассудно, так продолжаться бесконечно не может. Мне определенно нужно быть по-хорошему более активным, питаться здоровой пищей. Я стараюсь не пить много напитков с газом и сахаром (вдохновляющая информация, уверен все взбудоражены тем, что я не пью газировку). Хотелось бы чтобы мое внимание не так быстро рассеивалось. О! Еще прокрастинация, я большой сторонник этой штуки: откладывать все негативное на потом.

Последний хороший фильм, который ты видел, и твое любимое кино?

— Посмотрел недавно Бэнкси "Выход через сувенирную лавку". Фильм понравился. Хотя недавно мы обсуждали его и решили, что это может быть большой обман, который Бэнкси сам и провернул. Постоянно слышу о новом фильме Enter the Void. Похоже, это очень жесткое и откровенное кино. Скажу даже так, это точно очень жесткое и откровенное кино. Многие из друзей его видели и сказали, что это самый тяжелый из фильмов, который им приходилось смотреть. Визуально он потрясающ, снят камерой "от первого лица". Не могу ничего рассказывать, потому как не смотрел, но знаю, что это кино о диметиламфетамине и смерти. Не могу выкинуть его из головы, хотя еще не видел. Если ты посмотришь, расскажи мне свои впечатления. Спасибо. Вот некоторые мои любимые фильмы, не по порядку. Манекен. Балбесы. Славные парни. Просто друзья. Старикам здесь не место. Нефть. Большой Лебовски. Говард-утка. Полет навигатора. Бесконечная история. Ну и конечно же El Topo.

Хеллоуин серьезный праздник в Штатах, делись детскими воспоминаниями.

— А да, точно, воспоминания. Хеллоуин это любимый праздник каждого с детства. Где-то рядом с Рождеством по важности. Я рос в пригороде, для Хеллоуина самое то. Костюмы были обязательны, я обычно был Pac-Man — только сейчас понимаю насколько это ироничный выбор — для конфет у нас были с собой наволочки. Мы ходили с ними по домам, в некоторые, случалось, заходили не один раз. Можешь представить что для ребенка значит наволочка, полная конфет?! Помню, родители проверяли каждую, чтобы в ней не было шипов или лезвий, чего-угодно острого — ходила такая байка, что какой-нибудь больной в Хеллоуин может напихать в конфеты бритвенные лезвия и раздаст это детям. Зловещая история, не уверен, что что-то подобное когда-либо произошло. В жизни чаще встречались придурки, которые давали нам яблоки или еще какой-нибудь фрукт или — что совсем плохо — монетку. Что за мерзкое отношение к детям, когда ты даешь им какое-то дурацкое яблоко в монетой внутри. Это так бесило, что мы просто швыряли яблоко обратно в сторону этого дома. Но конфет набиралось достаточно, хватало на месяц. На всем этом сахаре и шоколаде мы с братом носились вокруг дома, устраивая полный хаос. Мама ненавидела это.


2010-10-22 / 21:25   Оставить комментарий